Перейти к содержанию

Серые истории

СЕРАЯ ИСТОРИЯ
Спасибо.

Много в жизни совершив ошибок
Понял я–судьбу не обмануть
Но за миллион твоих улыбок
Не жалею сам о том ничуть

И какой ценой неважно, ибо–
Звёзды все сошлись. И в этом суть
Значит, это он, тот самый выбор–
Верный, пусть и длинный путь

Я хочу сказать тебе–спасибо!

И ещё за то, что ты со мною тут
Я сейчас честней, чем когда-либо
Это злые постоянно врут.
СЕРАЯ ИСТОРИЯ
Имболк.

В Феврале здесь особенно мирно и хорошо
Пряженый воздух (вкусная примесь Имболку)–
Вот обещание лакомства ненасытному волку
Молоко и ягнёнок так…
Ну раз он уже пришёл

Ты сегодня любви и нежности им не жалей
Девочка, Девушка, Женщина, Мать, Богиня!
Эта Искра от самого сердца её, и не сгинет
Вовеки из памяти–его след за ней

Подложи в ночь туманы постелями, о, Бригид!
Звёзды в небе–как в ложе молочные капли
За то–сливочное тепло будет всем, не так ли?
Каждый будет доволен, богат и сыт

И покой ниспадёт, только чтобы свершить обряд
У неё не получится оставаться честной
И зверь поверит в тягучую монотонную песню
Как в молитву
Где каждое слово–яд:

«Верь и жди, я–весна! Навсегда я–твоя одна!
Ты люби меня медленно-медленно, еле-еле
И отступит зима, в прямом смысле, на самом деле
Это–точка отсчёта, пробуждает всё ото сна»


Обезумев, Земля ускоряет привычный бег
Подарив им мечту, что ВСЁ может получится
Их укутают облака, и волшебная щЁлкнет спица
Растворится злой сон как растает последний снег

Пусть сейчас он хранит этот мягкий тихий уют
Нет весны в Феврале, но поверить в чудо так просто
Волк не знает ещё как от этого ломит кости
Ничего… холода с него позже своё возьмут

Поползут изнутри, а иначе быть не могло
Слишком коротко и… вот уж осколками грёзы
Потому-то весною случаются часто морозы
Потому что сегодня всё ЭТО!
Долгой зиме назло.
СЕРАЯ ИСТОРИЯ
Лес.

Мне из всех распрекрасных мест
По душе лишь дремучий лес
В нём так сердце пронзительно пело
В нём осталось нехитрое дело

Я его наизусть знаю весь
Но блуждаю тут не случайно
Моя самая смелая
самая серая тайна
Здесь.
СЕРАЯ ИСТОРИЯ
В дебрях.

Этот мир–неизведанный. Дикий, тёмный, густой
Неизвестно кому ещё нужно советовать–стой!
В уголках его чащ невозможно не затеряться
Ох, опасно, в собственной сказке мерзавца!

И не ведала мать, что могло довести до беды
Ужас–нечто другое, а по лесу ходи-не ходи
Нынче жутко везде, коли в дебрях всегда и всюду
Да–страшнее, чем звери часто обычные люди!

Но не суть чья вина, если пробил недобрый час
Закрывать не глаза нужно в страхе–душу, как раз!
Злые игры в ловушки–но кто избежит напасти? –
Кто быстрее поймёт в чьей он именно сейчас власти.
СЕРАЯ ИСТОРИЯ
Не верю.

Не секрет, что у судьбы по краю
Я в любовь не верю, неспроста
Знаешь, сказок много не бывает
Той, у кого взгляд как темнота

Где примет и суеверий мало
Ни добра, ни зла не хватит, что ж
Я тебя таким и представляла–
В сердце моём трепет, в пальцах дрожь

Жаль, на вымысел ни одного намёка
Правду говорят–себе не верь
Не мечтать опасно и жестоко
Как и всячески желать теперь.

Алый для серого.
(Русь, настоящее время)
 
Потому у тебя в друзьях лишь луна да ноченька
Что людей избегаешь, веришь в мир одиночества
Ты нутром своим чуешь повсюду её капканы
Всё, что алого цвета для тебя означает–раны
 
В старой сказке ты на неё охотился, ой ли?
Пришло время и вы навсегда поменялись ролью
Нынче она тебя ищет, и скоро сама завоет
Убегай,  грозный хищник, скорее волчьей тропою
 
А иначе скулить тебе, серый, её подневольной собакой
Как представил сие, опять тоскливо заплакал
Что за девка такая? Зверя бы надо бояться
А она от укусов твоих снова хочет смеяться.
Невеста для волка.
(Русь, видения)
 
Говорила я-сватать меня уже слишком поздно
Я–невеста того, кто случайно оскалом грозным
Ранил сердце моё, а после укус зализал
На миг не покинув, шкурой своей рисковал
 
Не спасли меня люди, пугаясь голодного зверя
Вдруг, бы съел на обед их? Нет, больше в это не верю!
Струсил сам–от раны такой не умеют спасать
Мне осталось спасителя этого разыскать
 
А толпа женихов за дверью моею без толку
Я хочу сбежать в лес, хочу в лапы к серому волку
Да, опасен, клыкаст, и пусть жалости часто лишён
Я готова быть с ним, принять волчий любой закон
 
И согреться под шерстью косматой, у сердца где-то
Научи меня бегать быстрее сильного ветра
А за это спою с тобой песнь твою на луну
Ты привыкнешь, я знаю, считать меня за жену
 
Ибо крОви одной мы, я же волчица по сути
Не мучай, сам меня не загрыз в то дивное утро
Пожалел ты об этом, но я докажу, что–зря
Отныне я, серый, навеки только твоя.
Лента для царевича.
(Русь, видения)
 
Неужели ты думал, что ей невдомёк твои происки?
Горсти ягод на тропке лесной…Без зазрения совести
Вовлекаешь девчонку в опасную волчью игру
Что задумал, коварный, неужто ведёшь в конуру?
 
Нет, играть не умеешь совсем, не в твоих это правилах
Коли лапы невольно дрожат, спесь в глазах поубавило
Что волчара матёрый? Охота-то не задалась
Жертва, вроде бы, есть, да боишься теперь уж напасть
 
Ни за что не простишь себе, если случится  поранить вдруг
Сердце бешено бьётся, дыхание сбилось в гортани, ух
Она помнит одно-три секунды её обнимал
Перед тем, как с волос ленту красную пастью содрал
 
Ну скажи, что ты тоже скучал, тешась аленьким шёлком
Запретил её трогать зубастым, свирепым волкам
Да поведал им тайну царевича хвойной Тайги
«Любимая серого»-разнесли волчьи их языки
 
А девчонке под ноги кукушкин лён стелется- вьётся
Эта-точно такая как ты, не отступит, не отречётся
Столько дней уже ищет, хватило тебе понять
Начинаешь помалу к голосу тонкому привыкать
 
Сам уставший, поди, от глаз и до самых предплечий
Ты, наверное, серый, становишься всё человечней
Что ж не впустишь девчонку никак в одинокий свой мир?
Где в бескрайней Сибири алеет твой сувенир?
Фенрир.
(Скандинавия, воспоминания)
 
Он не видел подобных, в такую, впадающих ярость
Не известна сим воинам слабость или усталость
Словно боги войны! Подражая лохматым волкам
Он хотел быть таким, не умев, говорить ещё толком
 
Не беда, звери эти чаще рычали и выли
Наделённые сверхъестественной силою были
Самому богу ужаса поклонялись–Фенриру
Битвы вели, сражаясь отчаянно по всему миру
 
Набирали бойцов и в здешних лесах обитали
Настоящей семьёй одинокому мальчику стали
Он прошёл без проблем испытание на готовность
Ульфхеднар–это облик волка и волчья духовность.
Я люблю тебя.
(Скандинавия, воспоминания)
 
Не ходи за мной, не ищи ты скорой погибели
Я–гонимый людьми, а тебя вчера со мной видели
Эта лента из шёлка…я знаю, что всё  не просто–
Твои русые волосы заплели уже в длинные косы
 
Благородному ярлу тебя на весну обещают
Ну скажи, что в последний раз этот лес навещаешь
Моя милая Хёдд, я, наверное, в нас не верил
Так как ты. Тебе не зачем бегать за зверем
 
Я уйду на восток, здесь пещеру волчью оставлю
Я привык, но тебя не хочу подвергать этой травле
Ты отдашь ему меч, станешь верной женой послушной
Будет лес этот ваш от корней и до самых верхушек
 
Не упрямься, полюбишь. Не сможешь всю жизнь ненавидеть
Не ищи моих глаз, ну что в них так хочешь увидеть?
Мою душу уже не спасти-дело всадников Дикой Охоты
Не свезло мне в тот Йоль, Ульфхеднар в руках  нечистоты
 
Но прошу–поспеши, возвращайся скорее к обеду
Слышу вот он спешит за тобою по свежему  следу
Собери в свой подол  всю чернику с тропы пологой
Пусть поверит он в то, что напрасны его тревоги
 
Так хотел чтобы взгляд ,средь кустов, мой заприметила
Ты простишь мне от горла до сердца  эту отметину?
Шепчет «да» теплота и нежность очей миндальных
Зверь тихонько скулит–«я люблю тебя»– думает Альмод.
Добыча для всадников.
(Скандинавия, воспоминания)
 
Это был мой последний, в людском обличии, Йоль
Как дрожал небосвод! Мне, казалось всё леденело
И пронзила тогда моё тело адская боль
Но душа моя, словно, в сущем аду горела
 
Не узнать невозможно фатальный Неистовый Гон
Я безмолвно стоял, да слегка пошатнулась почва
Войском злых и безликих я был уже обречён
Их не видел никто, кроме меня той ночью
 
Кровожадные псы с ними вместе пришли за мной
Красноглазые кони все вязким туманом объяты
Я для всех–бесследно исчезнувший в мир иной
Не случайная жертва безумной Дьявольской жатвы
 
Как под бесовским гнётом, не менее пары веков
Можно было остаться собой, души не имея?
А вернувшись назад, из пленения чёрных снов
Как поверить, что ты–не ты, всё время зверея?
 
Тяготеет проклятье, нещадно ласкает жар
Разве я не привык к звериной своей ипостаси?
Я давно ведь не Альмод, я–воин, я–Ульфхеднар
И не важно, что пожалел о том в одночасье.
Здравствуй, родная.
(Русь, видения)

Как ты строптива! И впрямь, ничего не боясь
Снова блуждаешь в лесу до глубокого вечера
Бредишь одною лишь долгожданною встречею
И не отступишься–поклялась.

Ну здравствуй, родная! По-видимому, заждалась
Ежели так… и волк достоин подобной чести
Быть по сему. Вскользь дыхание по густой шерсти
Твоя личная сказка сбылась.

Ты со зверем вдвоём, да однако совсем не пасть
Но уста мои мягко, нежно-пренежно целуешь
Словно с тёмными силами Демона ты воюешь
Чтобы душу мою украсть.

И тебе удаётся, мне кажется, это сейчас
Знаешь, я так устал, что на миг этот даже поверю:
Жизнь бывает другой, и цвет её вовсе не серый
Кто же из нас кого всё-таки спас?

Посмотри на меня, млеет зверь мой от чувственных ласк
Я тобой приручён, ну разве такое быть может?
Я касаюсь слегка безупречно-шёлковой кожи
И сдаётся не в первый раз.

Аромат незабудки витает, ты смотришь смеясь
Обнимать я умею особо-нежно царапая
Говоришь, что ждала, но от счастья ли слёзы капают
Из милых испуганных глаз?

Не тревожься, поспи, до рассвета последний час
С нами что-то не так, только что я, увы, не знаю
Вдалеке слышу вой, грозный вой-сигнал моей стаи
Что жених твой около нас.
Ульфхеднар.
(Скандинавия, воспоминания)

Говорят, Ульфхеднар не способен совсем на любовь
Беспощаден, свиреп и нет в нём ни капли жалости
Принимает он всех за опасных заклятых врагов
Теплоты в подобных ему не сыскать самой малости

О них ходят легенды, легенды те сеют всем страх
Скандинавские воины-волки искусно обучены
В едином доспехе–звериные шкуры на головах
И дом для них–лес, даже в стае волков жить приучены

Что призванье твоё? Был всегда ты одним из них
Настоящий вожак–нёс ответственность за решенье
Дать не мог слабины ты, но однажды в глазах твоих
Мне почудилась Искра любви ко мне, на мгновенье

Я попалась в ловушку, и ты угодил в свой капкан
Почему прячешь чувства? Мне кажется всё это странным
Если ты не любил, если всё было–горький обман
Почему не убил? Не оставил меня с моей раной?

Я давно поняла–свою нежность скрывал от других
Сей внезапный порыв перечёркивал твою сущность
Да и стая волков, ты знал, не одобрила нас двоих
Все они называли меня–бедою грядущей

Мой жених шёл за мной, да узнав обо всём, сгоряча
Вынул меч, крикнул клич–стая в миг под угрозой нависшей
Почему я упала замертво от его меча
А чувство такое, что волком была загрызшая?
Тёмная пещера.
(Скандинавия, воспоминания)

Что тебе снится в тёмной при тёмной пещере
Такое холодное сердце твоё, серый
Ни солнце, ни жар костра тебя уже не спасают
А дни пролетают, медленно, но пролетают

Да, жизни законы действуют здесь по праву
Разве ты думал, что память всегда отрава?
Вот какое имеет значение алая лента!
Это не сказка вовсе, это ваша легенда

Волк, ты–хороший вожак, все считают верно
Не ошибаешься в выборе даже…наверно
Ведь что-то уходит со временем, что-то меняется
Только любовь единожды в жизни встречается!

Но чувства бывают разные–долг и дружба
Это не просто выбор, это–значительно глубже
Нет, не жалей, не пытайся раскладывать заново
Как ни крути, серый мир не станет шафрановым.
Наедине с…
(Русь, настоящее время)

Тонкий листок, стебель дрожит–росток
ВСЁ, ЧТО ОСТАЛОСЬ–ХВОСТ ПОДЖАВ–НА ВОСТОК
Слабенький луч обогреет за столько дней
МОЖЕТ БЫТЬ ЭТО ВОСПОМИНАНИЕ О НЕЙ?

Ночь прогоню и на рассвете умчусь
ЧТО НА СЕЙ РАЗ? В ПРОШЛЫЙ, КАЖИСЬ, БЫЛА РУСЬ
Через крутые овраги, глубокие рвы
МЕСТО СМЕНИТЬ–НЕ ВЫКИНУТЬ ИЗ ГОЛОВЫ!

Вот уже точка-лес, всё позади
КОЛИ САМ СЕБЯ НЕ ПРОСТИШЬ– ТОЛЬКО СУДИ!
То–их личное дело, в этом правда моя
ДИКОМУ ЗВЕРЮ, СОВЕСТЬ СОВСЕМ НЕ СУДЬЯ?

Стая–закон, а в остальном–одинок
ПОЭТОМУ НА КРАЙ СВЕТА СО ВСЕХ МЧИШЬСЯ НОГ?
Время–вода, всё смоет, или вот этот плёс
ВОЛК, ОН НА ТО И ВОЛК, ЧТО НЕ ВЕРНЫЙ ПЁС!

Ежели мне судьба, так расчёт на дне
РАЗ ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ЖИТЬ С СОВЕСТЬЮ НАЕДИНЕ!
У вины и любви цвет один, он-кроваво ал
ТЫ НЕ ОШИБСЯ! ТЫ ПРЕДАЛ ЕЁ, ПРОДАЛ.
Вернулась .
(Настоящее время)

Оставь, порвёшь лишь тетиву
За веру в чудо–снов ловец
Вся боль видений наяву
И в цвет бутона
Однажды рана зарастёт
Оставив маленький рубец
Ну а пока–душа под лёд
А лёд не тонок.

Там, за чертой, сами юга
Здесь день тепла не взять взаймы
Но твои личные снега
Пора им таять…
Вернулась ли в твой мир весна
Чтобы согреть после зимы?
А может быть, это она–
Былая память.

За что и пере багровел
И потому теченье рек
Как звон ломающихся стрел
Звучит маняще
Она как тень во мгле ночной
Как обещание–навек
Она как ягоды зимой–
Ненастоящая.
Здешняя .
(Настоящее время)

Ты не страшен ей, зверь, она может тебя против шерсти
Злая смерть всё равно уже скоро наденет ей перстень
Где бы ни был, ты волк, она рядом, всё время–здешняя
Лишь призывы в глазах: догони меня, съешь меня, съешь меня

И ты вновь догонял, помнишь, рану на шее хрупкой?
Серый-серый, для неё это лучше того поступка
А что стая, вожак?–на поверку трусости признаки
Говоришь, твою душу выкрали страшные призраки?

Нет прощений и нет оправданий, ступай себе молча
Посмотри, не нужна даже илу твоя шкура волчья
Как утопленник, заглянув мир иной на мгновение
Наконец ты загрыз призрак Хёдд и исчезли видения.

Не забудь меня.
( настоящее время)

Там земля холоднее, чем лёд и как камень тверда
А на сером холме розовеют цветы–незабудки
«Не забудь меня»,-шёпот чудится-«никогда, никогда»
Это, Альмод, судьба сыграла с тобой злую шутку

Вот и канули страшные дни, но ведь проклят твой век
И теперь её смерть уже больше тобой не забыта–
Ты–предатель! Ты-зверь! В тебе так глубоко человек
Как в земле бездыханной красная лента зарыта

Видишь,серый,обрывков счастливых моментов тех
Для тебя давно нет, кроме жизни звериной волчьей
Зря, построив мир грёз, ты верил в реальность Хёдд,эх
Столько лет, а сегодня загрыз её молча

Она–зыбкий мираж, её ленты тончайший шёлк–
Луч надежды во тьме, на поверку–пустой и напрасный
Ты обрёл, наконец-то, себя,но как дикий волк
Ненавидящий всей душой свой любимый красный.